Все новости
Все новости

«Я реву взахлеб, а он не останавливается»: история Олеси, которую всё детство насиловал отчим

Его вину еще предстоит доказать в суде

Олеся с сексуальным насилием столкнулась в юном возрасте

Олеся с сексуальным насилием столкнулась в юном возрасте

Поделиться

Внимание! Этот материал предназначен только для совершеннолетних. Окончательное решение о виновности или невиновности участников описанных событий может определить только суд.

— Он попросил помастурбировать ему. Мне тогда было 13 лет. Я ему сказала, что не могу это трогать. Было страшно и жутко. Я попросила сделать это с повязкой на глазах и в резиновых перчатках. Я не могла это трогать... Тогда у меня и сломалась психика, — вспоминает Олеся один из эпизодов детства.

Олеся живет в Тюмени, ей 27 лет. Сейчас она судится с бывшим отчимом — девушка говорит, что он на протяжении нескольких лет в детстве подвергал ее сексуальному насилию. Рассказать публично эту историю Олеся решилась, поскольку опасается влиятельных родственников отчима и их возможного вмешательства в судебный процесс.

Олеся

Поводом для того, чтобы обратиться к следователям, стала пропажа восьмилетней Насти Муравьевой. Сеть городских порталов рассказывала об этой жуткой истории. В августе 2021 года Олеся узнала, что в Тюмень приехали московские следователи — помочь в поисках школьницы. Олеся была уверена, что девочку мог похитить педофил. И ее подозрения остановились именно на отчиме, с которым она жила в детстве. Подтверждения причастности мужчины к пропаже детей в Тюмени сотрудники СК не нашли, но рассказанное Олесей послужило причиной возбуждения уголовного дела.

Следователи внимательно отнеслись ко всему сказанному девушкой о том, какой кошмар происходил в ее детстве с шести лет. Будучи уже взрослой, она до сих пор видит сны, как отчим входит в ее детскую, и она ничего не может сделать — никто ее не защитит, даже родная мать. Только после общения с психологом девушке стало легче рассказывать о том, как ее всё детство подвергали сексуальному насилию.

К психологу Олесю направили в рамках расследования уголовного дела. Девушке было сложно вернуться в прошлое, чтобы всё вспомнить. Но это требовалось, чтобы привлечь к ответственности отчима, если сказанное Олесей получится доказать в суде.

Олеся подробно рассказала о своей жизни. Чтобы точно понять, что происходило за закрытыми дверями ее детской комнаты, и нам придется вспомнить эти годы, сломавшие жизнь девушке.

Отчим Сергей


Сергей в семье Олеси появился в 1999 году. Тогда ему было 28 лет (почти ровно столько, сколько Олесе сейчас), а ей — всего шесть. По ее словам, муж матери практически нигде не работал, а обеспечением семьи занималась ее мама. На странные проявления со стороны Сергея, по словам Олеси, она в детстве не обращала внимания, так как была ребенком. Вот что она вспоминает про один из таких дней:

— Мама уехала в командировку, а он в тот же вечер сказал мне, что нужно помыться. Повел в ванную, раздел и начал меня мыть, — рассказывает Олеся.

По приезде мать, узнав про этот эпизод с ванной, отругала девочку — за то, что та позволяет себя мыть взрослому мужчине. Но это было лишь начало. Пока мамы не было дома, отчим играл с маленькой девочкой. Олеся рассказывает, что во время игр Сергей прижимал лицо девочки к паховой области и просил «потрогать что-то твердое в кармане».

Когда Олесе исполнилось восемь, Сергей начал просить девочку раздеваться перед ним и вставать на четвереньки. Мужчина говорил, что это «альтернатива» наказаниям матери.

— Меня мама жестко наказывала за любые провинности и оценки ниже четверки в школе. Сергей предложил мне вариант: «Мама тебя сильно бьет ремнем, а я буду тебя легонько гладить по голой попе своим ремнем. Тогда мать тебя не будет трогать». Мне восемь лет. Конечно, я не хотела, чтобы меня били. В моей голове же не было понимания, что он делает.

Маму Олеся боялась страшно. Она хорошо помнит один эпизод, когда в квартире пропали деньги. Огромные деньги — взнос на покупку квартиры. Отчим заявил, что их украла падчерица. Мать поверила ему и жестоко избила дочь трубой от пылесоса. Олеся считает, что отчим пользовался страхом падчерицы перед матерью, чтобы манипулировать ей и «удовлетворять свои половые потребности».

«Уже можно наказывать по-другому»


«Играми» с падчерицей, как утверждает Олеся, мужчина занимался регулярно несколько лет. В 2004 году семья переехала в частный дом под Тюменью. Следующий год, по словам Олеси, прошел спокойно — в этот период с семьей временно жил брат матери. После его отъезда отчим вновь вспомнил о падчерице.

— Весной 2006 года я взяла наушники без спроса. Он решил меня наказать. Сказал снимать штаны. Я сняла, а мне 13 лет и у меня уже признаки полового созревания. Тогда он сказал: «Уже можно наказывать по-другому».

Увидев, что падчерица повзрослела, Сергей начал просить девочку мастурбировать ему, заниматься с ней анальным и оральным сексом. Тринадцатилетняя девочка уже понимала, что над ней совершают насилие, но не знала, к кому обратиться за помощью.

Много времени девочка проводила с отчимом. Мать работала. По ее словам, отчим пользовался этим

Много времени девочка проводила с отчимом. Мать работала. По ее словам, отчим пользовался этим

Поделиться

— В тот момент я боялась и маму, и отчима. Я не знала, что мне делать и куда бежать. Каждое его действие со мной вызывало дикий страх. Я реву взахлеб, дрочу его член, а его это не останавливает. На лице никогда не было эмоций. В 14 лет он прямо говорил: «Я взрослый, мне поверят, а тебе, если расскажешь, никто тебя даже слушать не станет». Угрожал, что меня отправят в психушку, — рассказывает Олеся.

Мать много работала, поэтому воспитанием девочки занимался в основном отчим. Олеся рассказывает, что, несмотря на юный возраст, Сергей вел себя с ней не как с ребенком, а как с ровесницей. В присутствии матери особо с ней не общался, а, наоборот, оскорблял и относился с брезгливостью. Но как только мать девочки надолго уезжала в командировку — «словно срывался с цепи».

— Мы с ним много разговаривали. Играли в шахматы и карты. Он мне рассказывал, что моя мать его не возбуждает. Только после того, как он займется этим со мной, сможет и с ней. Я понимала, что если он с ней не занимается сексом, то сорвется на меня. Замкнутый круг, из которого мне было не вырваться.

Стокгольмский синдром и мысли о побеге


С 14 лет Олеся продумывала план побега из семьи. Девочка внимательно изучала школьного инспектора ПДН. Сейчас девушка рассказывает, что пыталась наладить с ней хорошие отношения, чтобы быть уверенной, что в случае побега инспектор поможет. Но опасалась, что ее всё равно вернут домой и станет только хуже. В 15 лет она рассказала о поступках отчима друзьям, но, с ее слов, не нашла с их стороны понимания.

— Мы же были детьми, они ничем не могли мне помочь. Посоветовали рассказать о ситуации матери, что я потом и сделала. Сейчас мои друзья детства проходят свидетелями по делу.

С 2007 года Сергей начал не просто трогать, а уже насиловать Олесю. В сентябре в школе прошел медицинский осмотр. Врачи установили, что у девочки были половые контакты. Медики сообщили об этом отчиму и маме.

— Мать была в ярости. Начала задавать вопросы. Я сказала, что не знаю, как так получилось. Она начала меня бить и била до тех пор, пока не скажу то, что она хочет слышать.

По словам девушки, отчим ее в подростковом возрасте мог насиловать по два раза в неделю. Всё это делал с презервативом, который после полового акта выбрасывал в мусор и сразу же выносил его. Весной 2008 года Сергей сильно избил Олесю. Это произошло из-за того, что она гуляла с мальчиком. По словам Олеси, отчим злился, когда она общалась с противоположным полом.

— Он тогда не мог до меня дозвониться и пошел искать. Нашел, привез домой и там избил. Так жестко никто никогда меня не бил. Кричал, что убьет или продаст и меня никто искать не станет. Держа мою голову у ступеньки, говорил, что об лестницу голову расшибет. Тогда я поверила, что он может меня убить. Мне было 15 лет, и мне совсем не было страшно. Я тогда уже жить не хотела. «Убей!» — я ему сказала. Тогда он резко поменялся — встал на колени и расплакался. Я никогда до этого не видела, чтобы он плакал. Стал извиняться. Позже после работы с психологом я поняла, что это был стокгольмский синдром. Мне его стало жалко, я подумала, что человек психически болен.

Стокгольмским синдромом в психологии называют симпатию, возникающую между жертвой и агрессором.

«Он тебя насиловал?»


В девятом классе в школе должен был состояться осенний бал. Одноклассники выбрали Олесю как самую красивую девушку, чтобы она представляла их класс. Для ребенка, который все эти годы переживал насилие, это стало неожиданностью.

— Я никогда не воспринимала себя как девушку. Не думала, что могу быть привлекательной. Мое тело вызывало у меня отвращение. Я рассказала маме о том, что меня выбрали из класса на осенний бал. Она мне в ответ заявила, что я никуда не пойду, так как у меня одна четверка выходит за четверть. Я расплакалась. Потом ко мне подошел Сергей. Он мне сказал, что займется со мной «этим» и потом поговорит с матерью и убедит ее отпустить меня на бал, — рассказывает Олеся.

Сергей, как и ранее, после полового акта выбросил презерватив в мусорный пакет. Потом пакет выбросил по пути на работу к матери Олеси, которую должен был забрать. Когда мать вернулась, она не поменяла своего решения насчет осеннего бала.

— Я ей в ответ говорю: «А что, с тобой папа не поговорил?» Она говорит — нет. У меня сразу случилась истерика. Мать тут же зашла со мной в комнату, закрыла ногой дверь и прямо спросила: «Он насиловал тебя?» Мне показалось, что она о чем-то догадывалась. Тогда я ей всё рассказала.

Это произошло 31 октября 2008 года. После того как мать пятнадцатилетней Олеси узнала о происходящем, вечером того же дня она с дочерью тайно уехала из дома и оставила Сергея одного. Женщина с дочерью отправились к знакомым в соседнюю область, там они пробыли один день. Затем Сергей созвонился с матерью Олеси, они о чем-то поговорили. Мать предложила дочери вернуться, чтобы забрать вещи.

— Она уверяла меня, что его не будет. Когда мы зашли в дом, мать закрыла за собой входную дверь — в коридоре появился он. Ему как-то удалось убедить маму, что я вру. Они заставили меня написать расписку, где я признаюсь, что, если заявлю куда-то, что отчим совершал со мной развратные действия, попадаю под уголовную ответственность. Я маленькая была! Я реально поверила, что эта расписка что-то значит.

После того как мать вернула Олесю в дом, Сергей перестал подвергать ее сексуальному насилию. Предательство со стороны матери, насилие со стороны отчима — и психика девушки не выдержала. Олеся признаётся, что у нее началась депрессия, она эмоционально тяжело переживала всё.

— После случившегося он меня не трогал, но мама продолжала избивать меня и вести разговоры на эту тему. Я начала сбегать из дома, выпивать, однажды ночевала на крыше, хоть сказала, что была у подруги. В августе 2009 я предприняла попытку суицида — как попытку вырваться. Мать была на втором этаже, а он во дворе. В глазах начало темнеть и плыть всё. Я испугалась. Слышу, мать спускается со второго этажа. Я пошла к ней. Помню, как приехала скорая, начали промывать меня. Я молчала, только слезы текли.

Олесю в тот день откачали врачи. В больнице она ничего никому не говорила. Девушка утверждает, что Сергею и матери удалось как-то убедить медиков, что дочь пыталась покончить с собой после ссоры, а все последующие разговоры с психиатром были в присутствии родителей.

Жизнь после насилия

После попытки суицида Олесю отправили жить к бабушке. Все эти годы ее преследовали ночные кошмары и чувство вины за произошедшее. Она некоторое время употребляла алкоголь и наркотики, но это только усугубляло психологическое состояние.

— Когда над тобой долгое время совершают насилие, ты с подавленной волей и уже сама допускаешь насилие над собой. Потому что страшнее того, что с тобой сделал он, никто не сделает. Когда тебе родители говорят, что ты будешь только шлюхой и твоя участь только на трассе стоять, тяжело себя убеждать, что достойна чего-то хорошего.

Девушка спустя много лет вышла замуж, но психологические проблемы мешали ей строить нормальные отношения.

— Во время близости я могла впасть в истерику, и всё на этом прекращалось. Я закрывала глаза, и передо мной он — отчим. Я долгие годы боялась, проверяла, закрыта ли в квартире дверь. Не чувствовала себя защищенной в собственном доме.

Брак Олеси распался, но у нее осталось двое детей. По ее словам, в них она увидела смысл жизни. Все эти годы она и представить не могла, что дело о насилии дойдет до суда.

Олеся долгие годы опасалась, что никто не сможет помочь ей, поэтому переносила тяжесть произошедшего в себе и не обращалась за помощью

Олеся долгие годы опасалась, что никто не сможет помочь ей, поэтому переносила тяжесть произошедшего в себе и не обращалась за помощью

Поделиться

Настя Муравьева подтолкнула к откровениям

Летом 2021 года Олеся следила за поисками пропавшей восьмилетней Насти Муравьевой. За время, пока она жила отдельно от матери и отчима, в их семье родилась совместная дочь. Олеся поддерживала общение со своей 13-летней сестрой и опасалась, что она тоже может стать жертвой насилия со стороны Сергея.

Ситуация в городе была накалена из-за пропажи Муравьевой. Люди вспомнили о том, что в Тюмени много лет пропадают дети. В голове у Олеси пропажа Насти и ее прошлое были взаимосвязаны. Тем более в это время в Тюмени вновь заговорили о том, что за 26 лет в городе пропали 18 детей.

— Я смотрела про то, что в Тюмени дети пропадают с конца девяностых. Я думаю, блин, он же в Тюмени появился в 1996 году! С 2008 года у него не было физического доступа ко мне. Я допустила мысль — а вдруг Сергей может быть причастен? Чем он занимался все эти годы? Последней точкой стало то, что в 20-х числах августа 13-летняя младшая сестра приехала от него к матери, и мать в ее рюкзаке нашла резиновые перчатки. Мать сразу позвонила мне, — рассказывает Олеся.

К этому моменту отчим не жил с матерью Олеси, но ее сестра продолжала общение с родным отцом и ездила к нему в гости. Резиновые перчатки напомнили Олесе о том, что происходило с ней в детстве, когда Сергей просил мастурбировать ему.

В августе девушка отправилась в Следственный комитет. Ее принял следователь из Москвы, участвующий в поисках Насти Муравьевой. Рассказ о развратных действиях, совершенных с Олесей, когда она была ребенком, стал поводом для возбуждения уголовного дела. Олеся признаётся, что не ожидала встретить понимание со стороны следователей. Тем более мужчин. Следователи внимательно отнеслись ко всему, что рассказывала девушка. Взаимосвязь с другими возможными преступлениями требовалось еще доказать, но сам факт того, что происходило в детстве с девушкой, уже стал поводом для разбирательства.

Настя Муравьева пропала 30 июня 2021 года. Поисками девочки занимался весь город. 19 августа тело девочки было найдено в двух километрах от ее дома на берегу озера Оброчное. 25 августа был задержан подозреваемый в убийстве — им оказался мебельщик Виталий Бережной. Мужчина признался в преступлении, но в январе 2022 года в суде заявил, что дал признательные показания под пытками.

Следствие и начало суда


В сентябре Сергея задержали и отправили в СИЗО, где он находится до сих пор. На допрос вызвали всех, кто мог знать о произошедшем: друзей Олеси, родственников и сестру Сергея, которая сейчас работает помощником одного из российских высокопоставленных чиновников. Родственники Сергея заявили, что Олеся оклеветала его и обвинения полностью ложны.

Во время следствия мать Олеси сначала встала на сторону дочери, но потом ее позиция резко изменилась. По словам девушки, женщина заявила следователям, что в 2008 году ушла из дома вместе с дочерью не потому, что узнала о насилии над ребенком, а по другой причине. Якобы решила, что муж изменил ей с дочерью. Хотя на тот момент девочке было 15 лет.

Олеся рассказывает, что во время следствия мама позвонила ей и поставила ультиматум: либо она заберет заявление на Сергея, либо мать обратится в органы опеки и у Олеси заберут детей. Запись разговора есть в редакции.

В декабре дело по поводу насилия в отношении девушки поступило в суд. В картотеке на сайте суда указано, что отчиму вменяют ряд уголовных статьей: статья 135 УК (развратные действия), статья 132 (насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетней) и статья 131 УК (изнасилование несовершеннолетней).

Первое судебное заседание состоялось в конце января 2022 года. Сторона защиты обвиняемого ходатайствовала на том, чтобы вернуть дело в прокуратуру в связи с тем, что обвинительное заключение составлено с нарушением. Суд принял эти доводы, и дело вернули.

— Защита заявила, что в обвинительном заключении не указаны точные даты, когда в отношении меня были совершены развратные действия, следовательно, обвинение имеет нарушения. Там указаны примерные периоды, но не точные даты, потому что, будучи ребенком, не понимала даже, что когда-нибудь у меня появится возможность что-то доказать в суде. Защита делает всё, чтобы затянуть суд до 2023 года. Тогда истекает срок давности преступления, и Сергей может уйти от наказания, — считает Олеся.

В прокуратуре Тюменской области в ответ на запрос редакции 72.RU подтвердили, что уголовное дело возвратили прокурору. С решением надзорный орган не согласен:

— Постановление суда от 20 января о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в настоящее время обжаловано в Тюменском областном суде, — заявили в прокуратуре Тюменской области.

Государственное обвинение пока не заявляет о наказании, которое хочет затребовать для подсудимого. Это планируют озвучить в ходе исследования всех доказательств, представленных в суде.

Срок давности

Одно из важных составляющих этой истории — это то, что Олеся обратилась в правоохранительные органы спустя много лет после произошедшего. Она говорит, что больше всего опасается, что истечет срок давности уголовной ответственности. Он истекает в ноябре 2023 года. Если даже вина Сергея и будет доказана, ему после истечения срока давности получится избежать наказания.

Преподаватель криминалистики, кандидат юридических наук Инна Фомина считает, что чем больше давность даже такого тяжкого преступления, тем труднее доказать в суде чью-то виновность:

— Как правило, нет никаких доказательств, кроме показаний, — заявляет Фомина, — Кроме того, обязательно возникнет вопрос, почему потерпевшая обратилась в правоохранительные органы только сейчас, а не сразу после достижения 18 лет или когда отпадает угроза, ведь любые сомнения, в том числе в правдивости обвинения, трактуются в пользу обвиняемого.

А как же срок давности? Фомина допускает, что следствие бы не довело дело до суда, если бы у обвиняемого был бы шанс освободиться в судебном зале из-за истечения срока давности.


— Из-за того, что предполагаемое преступление совершено более 15 лет назад, в суде будут использованы только свидетельские показания, как говорится, «слово против слова». А значит, будет обязательно использоваться характеризующий материал личности и потерпевшего, и обвиняемого, чтобы сформировать мнение о их личности, о склонности ко лжи. Что же относительно объективных данных, то трасологические или судебно-медицинские экспертизы делать уже поздно. Доказать, что было совершенно преступление, в таком случае получается не всегда. В УПК установлен перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию, и методы доказывания. Слово против слова — это мало для суда по делу, где преступления были совершенны достаточно давно. Нужны другие объективные данные. Свидетельские показания — это субъективная сторона, а нужна объективная. Учитывая, что дело все-таки дошло до суда, то предполагаю, что у стороны обвинения есть объективные доказательства, которые на данный момент не разглашены. Возможно, есть фото, видео или другие данные, — заявляет Инна Фомина.

Трасология — криминалистическое учение о следах, один из центральных разделов криминалистической техники

Душевная травма

Если у уголовного дела может быть срок давности, то у психологической травмы его нет. Олеся признаётся, что на протяжении всей жизни внутри нее что-то откликается тому, что происходило в детстве.

Ведущий психолог регионального социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Семья» Наталья Филимонцева регулярно помогает жертвам насилия, в том числе и сексуального характера. Она считает, что психологическую травму жертва может нести всю жизнь. Мы поговорили с Натальей Филимонцевой — она пояснила, что происходит с человеком, который подвергся сексуальному или другому насилию в детстве.

— Почему человек, переживший такой страшный опыт в жизни, решается обратиться в правоохранительные органы только после того, как прочитает новость о том, что кто-то другой мог оказаться в подобной ситуации? Почему чужая беда стала важнее собственной?

— Причин, почему так происходит, может быть много. Если мыслить широко, то когда мы видим, что совершается насилие к другому человеку, наша собственная боль увеличивается и она может быть непереносимой, и тогда человек может предпринимать разные действия, чтобы пережить эту боль. Помогая другому, мы через другого излечиваем себя.


— Спустя столько времени жертва насилия внутренне всё равно остается в этой ситуации, которая мучила ее в детстве. Почему? Что вы делаете, когда такой человек к вам приходит?

— Мы помогаем человеку, перенесшему травму сексуального насилия, пережить произошедшее, найти внутренние и внешние опоры, чтобы жить дальше, потому что чаще всего происходит не надлом, а слом личности от того, кто это — мужчина, женщина или ребенок. Это насилие в первую очередь. Это психологическая и физическая травма, которая имеет свои негативные и многочисленные последствия.

Травмирующая ситуация остается не только в голове, но и на уровне тела, уровне разума и эмоций, на уровне контактов с окружающими людьми, на уровне общения с самим собой, умением выстраивать отношения с противоположным полом и мотивацией жить дальше. Чаще всего, когда с человеком происходят подобные события, он уходит в себя, погружается в свой внутренний разрушенный мир. Что в дальнейшем может находить выражение в виде суицидальных действий и разного рода зависимостей, депрессий, агрессивного и аутоагрессивного поведения и других проявлениях, изменяющих кардинально качество жизни человека. Это глубокая психологическая травма, которая всегда имеет последствия.

— Почему ребенок, оказавшийся в такой ситуации, соглашается выполнять то, что просит насильник, и не сопротивляется активно?

— Ребенок в семье всегда эмоционально зависит от значимых для него взрослых, мнение взрослых всегда значимо и авторитетно для него. При этом во взаимодействии с родителем ребенок учится адаптироваться к разному эмоциональному состоянию родителя. У ребенка присутствуют эмоциональные потребности в принятии, любви, ласке, одобрении и другие. При этом он может сталкиваться с родительским отвержением, игнорированием и другим, поэтому в его жизни есть страх — страх отвержения. Пытаясь избежать страха, осуждения и непринятия, ребенок стремится быть ближе к родителю и может соглашаться на разного рода родительские манипуляции, часто не понимая, что это и к чему они приводят. Манипуляция может выражаться в действиях и разного рода фразах, например: «Это наш будет с тобой секрет», «Теперь мама не будет тебя наказывать», «Я никому об этом не скажу».

— Что мешает ребенку обратиться за помощью, если не в правоохранительные органы, то хотя бы к учителям?

— Чаще всего ребенок после насилия переживает много труднопереносимых эмоций и чувств, таких как стыд, страх, чувство ненужности, брезгливость по отношению к самому себе, ощущение, что «я грязный», боль. Ему одному в такой ситуации не справиться, но и рассказать очень страшно и стыдно, а также есть желание избавиться от этой боли, забыть ее.

— Зачем психолог помогает восстановить травмирующие воспоминания? Они разве забываются?

— Травматичные события остаются в памяти, но уходят в глубокие ее уголки, чтобы не соприкасаться с болью травмы — это защитная реакция психики, психика блокирует эмоционально тяжелые переживания. Но травма всегда остается с человеком. Если человек находит ресурсы, то он может приобрести новый опыт, чтобы себя не разрушать, а найти конструктивные способы, чтобы продолжать жить дальше.

— Над ребенком совершается насилие, куда ему обратиться?

В первую очередь — к одному из родителей. Если это невозможно, то можно обратиться к учителю, передать ему записку, и такое случалось на моем опыте. У учителей и у всех работников, которые взаимодействуют с детьми, есть алгоритм, как действовать, если совершается над ребенком насилие. Тогда они сообщат о случившемся в правоохранительные органы.

По мнению психолога, человек, столкнувшийся с любой формой насилия, должен обратиться за помощью к специалистам

По мнению психолога, человек, столкнувшийся с любой формой насилия, должен обратиться за помощью к специалистам

Поделиться

Куда можно обратиться?


Высока вероятность, что и сейчас есть дети, которые подвергаются сексуальному насилию со стороны взрослых людей и родственников. Они даже могут читать этот материал и задаваться вопросом, как спастись!

Получить помощь можно, позвонив по

телефонам доверия:

  • социальная служба экстренного реагирования «Ребенок и семья», телефон 8 800 200-72-01;
  • детский телефон доверия 8 800 200-01-22;
  • бесплатная кризисная линия доверия 8 800 333-44-34 (бесплатно по России);
  • Федеральные ресурсы помощи — «ТыНеОдна»;
  • позвонить на линию «Ребенок в опасности» следственного управления по телефонам: 8 800 100-09-60, 123.

Поделиться

Что будет дальше с историей Олеси?

Судебное разбирательство по уголовному делу только началось. Всё, о чём заявила Олеся во время следственных действий, ей придется еще доказать. Из-за того, что дело закрытое, многие обстоятельства до начала разбирательства скрыты сторонами защиты и обвинения.

Сеть городских порталов будет следить за ходом судебного разбирательства и рассказывать об этом нашим читателям.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter